Мошенники не смогли реализовать свои намерения по приобретению земельного участка

Арбитражный суд

Дело №33- <данные изъяты > 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург<данные изъяты >2017 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующегоТитовой М.Г.,

судей:Головиной Е.Б., Переверзиной Е.Б.,

при секретареТарасенко А.Д.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе <данные изъяты > на решение Кировского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты >  2016 года, которым частично удовлетворены исковые требования <данные изъяты >  к <данные изъяты >  о взыскании неосновательного обогащения, убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Титовой М.Г., объяснения представителя ответчика адвоката Ершова С.В., поддержавшего доводы жалобы, возражения истца и его представителя <данные изъяты > против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 УСТАНОВИЛА:

<данные изъяты > обратился в Кировский городской суд Ленинградской области с иском к <данные изъяты > указав на то, что <данные изъяты > года заключил с <данные изъяты >. (отцом ответчика), от имени которого на основании доверенности действовал <данные изъяты >, договор купли-продажи земельного участка № <данные изъяты >, расположенного по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, <данные изъяты >, стоимость которого составила <данные изъяты > рублей. Денежные средства за приобретенный участок он передал ответчику. <данные изъяты > года он, истец, заключил предварительный договор купли-продажи вышеуказанного земельного участка с <данные изъяты >., по условиям которого он обязался в будущем продать последней земельный участок за <данные изъяты > рублей. Условиями предварительного договора было предусмотрено, что если продавец или покупатель отказывается или не может выполнить обязательства, предусмотренные предварительным договором, то он несет ответственность в виде выплаты денежного штрафа в размере <данные изъяты > рублей. 05 мая <данные изъяты > года был заключен основной договор, но земельный участок решением суда был истребован из незаконного владения <данные изъяты > поскольку предыдущий собственник участка <данные изъяты > умер до заключения сделки, в силу чего доверенность, на основании которой был отчужден земельный участок, прекратила свое действие. Он, истец, возвратил <данные изъяты > денежные средства, полученные по договору купли-продажи земельного участка от <данные изъяты >  года, и уплатил штраф в соответствии с условиями предварительного договора от <данные изъяты > года. Ссылаясь на  недействительность сделки - договора купли-продажи земельного участка от <данные изъяты >  года, истец после изменения исковых требований в порядке ст, 39 ГПК РФ просил суд взыскать с ответчика в его пользу сумму неосновательного обогащения в размере <данные изъяты > рублей, убытки в размере <данные изъяты > рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в общем размере

<данные изъяты > рублей 02 копейки согласно представленному расчету, расходы пооплате юридических услуг в размере <данные изъяты > рублей, расходы по уплате государственной пошлины и по проведению экспертизы в размере <данные изъяты > рублей и <данные изъяты > рублей соответственно (том 1 л.д. 200-201).

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты > года исковые требования <данные изъяты > удовлетворены частично. Решением постановлено:взыскать с <данные изъяты >в пользу <данные изъяты >. неосновательное обогащение в размере <данные изъяты >рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере

<данные изъяты >  рублей 18 копеек, убытки в размере <данные изъяты > рублей, судебные расходы по оплате юридических услуг в размере <данные изъяты > рублей, судебные расходы по оплатеэкспертизы вразмере <данные изъяты > рублей, судебные расходыпоуплате государственной пошлины в размере <данные изъяты > рублей,Вапелляционнойжалобеответчик просит указанное решение отменить как необоснованное и принятое с нарушением норм материального и процессуального права, ссылается на то, что положенное в основу решения  заключение эксперта относительно выводов о представленной в материалы дела расписке вызывает сомнения; полагает, что судом ему необоснованно было отказано в назначении по делу повторной комиссионной экспертизы; считает, что оснований к удовлетворению иска у суда не имелось.

В возражениях на апелляционную жалобу истец просил решение по делу оставить без изменения, поданную жалобу - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, определив в порядке ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотреть дело в отсутствие извещенных, но не явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

В силу ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные соответствующей главой Кодекса о неосновательном

обогащении, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Из содержания названной нормы права следует, что для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого и приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований.

Согласно ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд, в числе прочего, оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены.

В силу ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19Л2.2003 года № 23 (ред. от 23.06.2015 года) «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Названным требованиям процессуального закона обжалуемое решение суда не соответствует.

Судебная коллегия полагает, что при разрешении возникшего спора, суд принял решение при недоказанности установленных им обстоятельств, имеющих значение для дела, что повлекло вынесение необоснованного решения об удовлетворении исковых требований <данные изъяты >, что в силу п. 2 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для его отмены.

Из материалов дела следует, что <данные изъяты > года между истцом и <данные изъяты >., в лице его представителя <данные изъяты >, действующего на основании доверенности, был заключен договор купли-продажи земельного участка площадью <данные изъяты > кв.м, по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, <данные изъяты >, участок № <данные изъяты > (том 1 л.д. 9-11).

Как указывает истец, во исполнение данной сделки он передал ответчику <данные изъяты >. - сыну собственника имущества <данные изъяты > за приобретенный участок денежные средства в сумме <данные изъяты > рублей.

В подтверждение данного обстоятельства истцом представлена расписка, составленная ответчиком, из содержания которой усматривается, что названная сумма была получена им за отчуждение земельного участка, принадлежащего его отцу, <данные изъяты > года (том 1 л.д. 13, 59).

Право собственности истца на земельный участок было зарегистрировано в установленном законом порядке<данные изъяты > года (том 1 л.д. 12).

В подтверждение своих доводов по иску истцом в материалы дела представлен предварительный договор купли-продажи данного участка от <данные изъяты >  года, по условиям которого он обязался в будущем продать его <данные изъяты >. за <данные изъяты > рублей и, что в случае, если продавец или покупатель отказывается или не может выполнить обязательства, предусмотренные предварительным договором, то он несет ответственность в виде штрафа в размере <данные изъяты > рублей в течение одного месяца с момента отказа произвести передачу прав собственности (том 1 л.д. 14).

<данные изъяты > года между указанными лицами был заключен договор купли- продажи данного земельного участка, по условиям которого истец передал в собственность <данные изъяты >  данный объект недвижимости, а <данные изъяты > оплатила <данные изъяты > денежные средства в размере <данные изъяты >  рублей. Право собственности было зарегистрировано за <данные изъяты > года (том 1 л.д. 15-18, 58).

Вступившим в законную силу решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты > года договор купли- продажи земельного участка площадью <данные изъяты >  кв.м, по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, <данные изъяты >, заключенный <данные изъяты > года между- <данные изъяты > и <данные изъяты > признан недействительным (том 1 л.д. 214-230, том 2 л.д. 2-16).

Вступившим в законную силу решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты > года вышеуказанный земельный участок был истребован из незаконного владения <данные изъяты >., включен в состав наследства, оставшегося после смерти <данные изъяты >., умершего <данные изъяты > года. За <данные изъяты >. и <данные изъяты >. было признано право общей долевой собственности на указанное имущество (том 1 л.д. 214-230).

При рассмотрении указанного гражданского дела Всеволожским городским судом Ленинградской области было установлено, что в связи со смертью <данные изъяты >. доверенность от <данные изъяты > года, уполномочивающая <данные изъяты > действовать от его имени, являлась недействительной в связи с тем, что закрепленное ею полномочие на момент оформления сделки прекратилось смертью доверителя, и поддельной, поскольку бланк, на котором она была оформлена, нотариусу, ее удостоверившему, не выдавался.

Как видно из дела, мотивом для взыскания с ответчика денежных средств явился тот факт, что истец возвратил <данные изъяты > <данные изъяты > рублей, полученные при заключении договора купли - продажи от <данные изъяты > года, а также передал ей сумму в размере <данные изъяты > рублей в качестве штрафа за невозможность выполнить обязательства цо передаче указанного земельного участка, предусмотренного условиями предварительной сделки от <данные изъяты > года (расписка том 1 л.д. 56, 57).

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом

Так, истец, заявляя требование о взыскании неосновательного обогащения с ответчика, указывая, что последним были, получены денежные средства в f размере <данные изъяты >  рублей во исполнение договора купли-продажи земельного  участка от <данные изъяты > года, представил в подтверждение данного довода  расписку от <данные изъяты > года, согласно которой ответчик получил от истца денежные средства за проданный земельный участок, принадлежащий его отцу (том 1 л.д. 59).

Как видноиз дела, ответчик предъявленный иск не признал, согласившись с тем, что содержащаяся в названной расписке подпись принадлежит ему, но оспаривал факт получения от истца денежных средств, ссылаясь на то, что такую расписку не выдавал.

Дляопределенияпоследовательностинанесенияпечатноготекста, рукописного текста и подписи в расписке от <данные изъяты > года, соответствие даты исполнения документа дате, указанной в расписке <данные изъяты > года), судом по ходатайству ответчика по делу была назначена комплексная физико-химическая экспертиза, проведение которой поручено АНО «Санкт- Петербургский институт независимой экспертизы и оценки».

Согласнополученному по делу заключению эксперта АНО «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки» от <данные изъяты > года, на расписку о получении денежных средств от <данные изъяты > года от имени <данные изъяты > сначала наносились рукописные реквизиты: рукописная расшифровка и подпись от имени <данные изъяты >., а потом выполнялся печатный текст расписки. Период времени исполнения расписки о получении денежных средств от <данные изъяты > года от имени <данные изъяты > составляет не более одного года, : предшествующего моменту настоящего исследования, то есдь указанные реквизиты выполнены на документе не ранее <данные изъяты > года, что не соответствует дате, указанной в расписке <данные изъяты >  года (том 1 л.д. 106- 133, в частности л.д. 119).

Не согласившись с полученным по делу заключением эксперта АНО «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки», истец просил назначить по делу повторную экспертизу, мотивом для назначения которой указал существование подлинной расписки по состоянию на <данные изъяты >  года, представленной в оригинале во Всеволожский городской суд одновременно с заявлением об отмене заочного решения по делу № <данные изъяты >.

Определением Кировского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты > года ходатайство истца было удовлетворено, по делу назначена повторная комплексная физико-химическая экспертиза, проведение которой было поручено эксперту ООО «Ассоциация независимых судебных экспертов»  (том 1 л.д. 155-158).

Согласно полученному по делу заключению эксперта ООО «Ассоциация  независимых судебных экспертов» от <данные изъяты > года, определить  последовательность нанесения печатного текста, рукописного текста <данные изъяты >» и подписи от его имени на расписку от <данные изъяты > года от имени <данные изъяты >, а также определить соответствие периода времени исполнения данной расписки от имени <данные изъяты > дате, указанной в документе - <данные изъяты > года, не представляется возможным (том 1 л.д. 168-175).

Указанное заключение было положено судом первой инстанции в основу принятого по делу решения об удовлетворении предъявленного иска. При этом суд отклонил ранее полученное по делу заключение эксперта от <данные изъяты > года в качестве допустимого и достоверного доказательства по делу, не указав мотивов, по которым он пришел к такому выводу.

Согласно ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Заявляя о необходимости назначить по делу повторную экспертизу, истец порочил ее тем, что по состоянию на <данные изъяты > года, вопреки утверждениям эксперта о нанесении в ней текста в <данные изъяты > года, данная расписка существовала в оригинале, который был предъявлен судье при подаче им заявления об отмене заочного решения, на оснований чего копия расписки была заверена судьей Всеволожского городского суда Ленинградской области.

Суд первой. инстанции, назначая по делу <данные изъяты > 2016 года повторную экспертизу, согласился с указанными доводами истца, заложив их в качестве основания порочившего полученное по делу первоначальное заключение эксперта.

Между тем, исходя из общего принципа достоверности доказательств, данный довод стороны нуждался в проверке, однако, это обстоятельство судом при назначении по делу повторной экспертизы не проверялось.

Так, к ходатайству о назначении по делу повторной экспертизы истцом была представлена копия расписки, на которой надлежащей отметки о заверении ее судьей Всеволожского городского суда Ленинградской области не имелось (том 1 л.д. 141, 145).

Истребовав из Всеволожского городского суда Ленинградской области копию имеющейся в деле № <данные изъяты > расписки и сведения о ее приобщении к материалам дела, суд <данные изъяты > года разрешил вопрос о назначении по делу судебной экспертизы без их получения (запрос от <данные изъяты > года на л.д. 149 том 1, протокол с\з от <данные изъяты > года том 1 л.д. 153-154).

Из материалов дела видно, что истребованные судом документы поступили в Кировский городской суд Ленинградской области <данные изъяты > года, представленная при этом копия расписки также не содержала надлежащей отметки об удостоверении ее судьей Всеволожского городского суда Ленинградской области (том 1 л.д. 188, 190).

Назначение судом по делу повторной экспертизы должно было оправданным и целесообразным, поэтому должно быть вызвано объективными сомнениями в правильности первичного заключения.

В данном случае в отсутствие достоверных, отличных от установленных экспертом, данных о времени составления подлинной расписки о получении ответчиком денежных средств, у суда не имелось оснований прийти к выводу о пороке первичного заключения, а потому не имелось предусмотренных законом оснований для удовлетворения ходатайства истца и назначения по делу повторной судебной экспертизы по первоначально заданным вопросам, Судебная коллегия также отмечает, что назначенная судом повторная экспертиза носила комплексный характер и была поименована как физико- техническая (том 1 л.д. 157).

Согласно статье 82 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных . научных направлений в пределах одной области знания (часть 1).

Комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам. По результатам проведенных исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не согласны е ним, подписывают только свою исследовательскую часть заключения (часть 2); Однако мотивы назначения судом по данному делу комплексной экспертизы в нарушение указанной нормы не приведены, проведение экспертизы поручено одному эксперту, данных о том, что экспертное учреждение могло провести комплексную экспертизу, не имеется.

Поставленные судом на разрешение вопросы были исследованы одним . экспертом, что противоречит с пунктом 2 статьи 82 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, эксперт, составивший заключение от 27 сентября 2016 года, не смог определить последовательность нанесения печатного текста, рукописного текста и подписи <данные изъяты > на расписку от <данные изъяты > года от имени <данные изъяты > Также определить соответствие периода времени исполнения расписки дате,  указанной в документе (том 1 л.д. 166-183).

Судебная коллегия отмечает, что эксперт - это лицо, обладающее специальными познаниям в соответствующе области, в связи с чем наличие у него помимо дополнительного профессионального образования по конкретной экспертной специальности, базового специального профессионального образования, подтверждающего возможность проведения соответствующего исследования, является юридически значимым обстоятельством. Между тем, какие-либо доказательства, подтверждающие, что у данного эксперта имелось базовое специальное образование в области физики или химии (либо иное образование, позволяющее провести техническую экспертизу документа) в материалах экспертизы отсутствуют, сведений о том, какое специальное образование имеет эксперт, не содержится, диплом о специальном образовании данного лица, несмотря на ссылки об этом в заключении, к материалам экспертизы не приложен (том 1 л.д. 168-183).

В силу статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта является одним из доказательств по делу, оно подлежит оценке суда наряду с иными допустимыми доказательствами.

Однако суд, несмотря на указанные недостатки экспертизы и отсутствие ответов на поставленные вопросы, при Наличии иного ранее данного заключения эксперта, носящего четкий характер, положил данное 27 сентября 2016 года заключение в основу судебного решения.

По общему правилу оценка полученных по делу доказательств принадлежит суду первой инстанции, который принимает решение, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения. Однако данные действия не должны осуществляться судом в нарушение требований гражданского процессуального законодательства.

Допущенные судом нарушения, связанные с назначением по делу повторной экспертизы, ее оценкой в качестве достаточного и достоверного доказательства, являются существенным нарушением норм процессуального .права. 

Судебная коллегия также отмечает, что обязательность соблюдения принципа; состязательности не позволял суду игнорировать полученное по делу первичное заключение эксперта.

Как отмечалось ранее, согласно заключению эксперта АНО «Санкт- Петербургский институт независимой экспертизы и оценки» от <данные изъяты > года; период времени исполнения расписки о получении денежных средств от <данные изъяты > года от имени <данные изъяты > составляет не более одного года, предшествующего моменту настоящего исследования, то есть указанные реквизиты выполнены на документе не ранее <данные изъяты > года, что не соответствует дате, указанной в расписке - <данные изъяты > года.

Несмотря на то, что в данном случае суд первой инстанции назначил по делу комплексную физико-техническую экспертизу, поручив ее в нарушение требований закона только одному эксперту, судебная коллегия, проанализировав содержание поставленных судом вопросов, приходит к выводу о том, что по сути судом была назначена техническая экспертиза документа, а потому соответствующее исследование и заключение по нему было составлено лицом, обладающим специальными познаниями в области химии.

Указанное заключение сомнений в достоверности у судебной коллегии не вызывает, поскольку, как уже отмечалось, исследование проведено лицом, имеющим высшее химико-технологическое образование, а потому обладающим специальными познаниями для разрешения поставленных перед ним вопросов, имеющим длительный стаж (24 года) экспертной работы (диплом о высшем образовании от <данные изъяты > года том 1 л.д. 126).

Полученное по делу заключение эксперта согласуется с иными доказательствами по делу.

Так, согласно абзацу 11 договора купли-продажи земельной участка от <данные изъяты >  года, расчет между сторонами по сделке - истцом и выступающим от имени продавца <данные изъяты >. - произведен полностью в момент подписания сделки. Каких-либо иных сведений о порядке расчета по договору и о получателе денежных средств, нежели продавец, от имени которого выступал <данные изъяты >, в данном договоре не содержится.

Кроме того, судебная коллегия не усматривает оснований, по которым расчет по сделке был произведен истцом не с ее участником, включая представителя продавца, действовавшего на основании доверенности, а с лицом, не имеющим каких-либо оснований для получения денежных средств. В заседании судебной коллегии истец не смог пояснить мотивов, по которым денежные средства были вручены Им лицу, не являющемуся стороной по сделке, и не наделенному какими-либо полномочиями для получения денежных средств за отчуждаемое имущество.

Данные обстоятельства наряду с полученным по делу заключением эксперта от <данные изъяты >  года о том, что текст о получении ответчиком от истца денежных средств нанесен позднее, нежели содержащаяся в нем подпись ответчика и дата, позволяют прийти к выводу о доказанности ответчиком факта неполучения от истца отыскиваемых им но расписке от <данные изъяты >  года денежных средств и опровержении им доводов истца о неправомерном получении <данные изъяты > денежных средств по договору купли-продажи земельного участка от того же числа.

Поскольку истцом не представлено доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности, в подтверждение утверждения о получении ответчиком денежных средств в размере <данные изъяты > рублей по расписке от <данные изъяты > года, то оснований для удовлетворения иска <данные изъяты >  не имеется ввиду недоказанности истцом обстоятельств, положенных в основу иска.

Судебная коллегия также отмечает, что уплата истцом <данные изъяты > штрафных санкций, предусмотренных заключенным между ними предварительным договором купли-продажи земельного участка от <данные изъяты > года, даже при доказанности истцом обстоятельств получения ответчиком денежных средств по расписке <данные изъяты > года, не являлась основанием для возложения на ответчика обязанности компенсировать истцу возникшие в этой связи убытки, поскольку какой-либо причиной следственной связи между уплатой истцом названной суммы и действиями ответчика по получению денежных средств в любом случае не имеется.

Требования истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами производим от его основных требований о возврате неосновательного обогащения и взыскании убытков, поэтому удовлетворению также не подлежат.

Исходя из изложенного, решение суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска <данные изъяты >

Поскольку в удовлетворении иска отказано, то в соответствии с положениями ст. 98 ГПК РФ не имеется оснований для компенсации истцу за счет ответчика понесенных по делу судебных расходов.

Руководствуясь статьями 327-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда".

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского городского суда Ленинградской области от <данные изъяты > года по настоящему делу отменить и принять по делу новое решение.

<данные изъяты > в иске к <данные изъяты > о взыскании неосновательного обогащения, убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами - отказать. 

Председательствующий

Судьи:

 
Поделиться:
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика